GRIFON
GRIFON
«Для материнского сердца никогда не бывает льгот – оно всегда в тревоге. Но это та тревога, без которой нет настоящей жизни» - это слова моей бабушки Ольги, и цитата из статьи, которую она писала в 1977 году, в газету. После этой статьи она получила отклики со всего Советского Союза, ей присылали письма и фотографии, благодарили её и делились своим опытом. Сама она жила в глухой деревеньке, Солодиха. Хочу ниже представить вам эту статью, которую я свято храню у себя в архивах. Пожелтевшая газетная статья, уже начинающая крошиться. Я её перепечатывала и помещала на один форум. Был отклик одного главного редактора журнала, который попросил моего разрешения напечатать эту статью, как пример. И мне выслали этот журнал в 2008 году с бабушкиной статьёй. Я всегда очень трепетно перечитываю бабушкины строки, и я ей очень благодарна за всё, и что её опыт досих пор говорит в наших сердцах. Не знаю почему, но я всегда плачу, когда читаю. Чем делюсь и с вами.



Я люблю читать статьи и слушать беседы о воспитании детей. А сегодня кое-что хочу написать сама. И вот почему: не часто ли мы стали сваливать ответственность на воспитание наших детей на школу, общественность? Не излишне ли много книжного ищем в воспитании, забывая, что главное – в нас самих, родителях?





Мне 58 лет, я почти ровесница нашей революции. Мне и моим сверстникам достались малограмотные отцы и матери, и по нынешним временам можно подумать, что они не занимались нашим воспитанием. Но я думаю, что нет таких детей, которым ничего не переходит от родителей. Наши матери были из тех, которые не задавались вопросом, сколько иметь им детей. Рождение ребёнка в семье было нормальным явлением, никто не удивлялся их количеству, а мы, дети, никогда не завидовали, что кто-то лучше нас одет. Я росла в деревне, которая жила одной дружной семьёй. Всё было на виду – хорошее и плохое. И все знали и боялись слов «стыд» и «позор». Попробуй-ка мальчик или девочка не поздоровайся со стариком или старушкой – на родителей ляжет позор. Или – взять чужое? Это же какой срам был! А нагрубить старшему? Не помочь? Многих моих сверстниц и ныне зовут няньками их младшие братья и сёстры.





Нам не говорили громких слов об охране природы, но и мать с отцом не разрушали её на наших глазах. У нас были заветные места для свиданий, которые перешли нам от наших родителей. Мы знали, где расцветает какой цветок, где растут грибы и ягоды.



Я думаю, кое-что (и напрасно) мы теряем в отношении к родителям, особенно















в уважении к отцу, его слову. Стало привычно ругать его. Про плохих отцов то и дело слышишь или читаешь, вроде бы хороших уже нет. В наше детство к отцу относились иначе, хоть и не всегда он был ангелом. С его мнением считались все. Наши матери умели сохранять семьи, а в семьях всяко бывало, и плохое, конечно. И я думаю, что это было большим уроком для нашего поколения. Нынешние женщины много говорят о своей работе. Но наши матери тоже не сидели без дела.



А как они умели ценить учителей! К учителю в селе тянулись все. Мы были первыми специалистами. У нас не было слов «периферия». Мы не знали, что такое «отрабатывать за диплом», мы не говорили: «скучно в деревне». Работа детей была гордостью родителей, и нам стыдно было плохо работать.



Моё поколение, как и поколение моих родителей, не допело своих юношеских песен. На полноте замолкли гармоники в руках наших парней, которые, кстати, не кончали музыкальных школ, а играли почти все. Все пошли на защиту Родины. Многие остались вечно молодыми лежать в сырой земле, многие вернулись молодыми стариками, поседевшими раньше времени, пришли измученные и искалеченные войной.



И вот нам пришлось повторить судьбу наших родителей. Нам достались обломки от страшной, разрушительной войны.



В семье моих родителей детей было четверо. В моей же – шестеро. И всем дали среднее образование. Приходилось очень трудно. 27 лет в нашей семье не переводились школьники, и я не пропустила ни одного родительского собрания, хотя школа была за шесть километров. Я не скрывала от детей трудного и не берегла от трудностей их. Мне не пришлось с ними ходить в театр, водить их в плавательный бассейн, обучать фигурному катанию, роскошно одевать. Но в школу они пошли все подготовленные; выросли на природе, с раннего детства научились плавать, шибко бегать, ловко собирать грибы и ягоды, научились уважать труд. Возможно, теперь и они подумают, что выросли и до всего дошли сами.



Одна современная мать на вопрос, сколько она считает нужным иметь в семье детей, ответила: «Лучше иметь одного и дать ему всё, чем много и не дать ничего».



Да, жить такой матери будет легко. Но какое поколение вырастет для будущего? Не такие ли родители множат пьянство, разводы, матерей-одиночек? Ведь рядом с нами растёт уже не мало детей, которые не имеют своей родословной, у многих нет семейного примера. А ведь семья- главная ячейка общества.



Я – многодетная мать, и с глубочайшим уважением отношусь к матерям, вырастившим и воспитавшим не одного, а много детей. Это самый ответственный и беспокойный труд. Не надо прикрывать материнство красивыми словами и пересчитывать льготы в пользу матерей. Для материнского сердца никогда не бывает льгот – оно всегда в тревоге. Но это та тревога, без которой нет настоящей жизни.







1977 г . О.М. Пугачёва (1919-1982), многодетная мать, с.Солодиха, Некоузский район, Ярославской области.



Фото бабушки









(с)




@темы: Жизненное